Пленарное заседание Петербургского международного экономического форума



Пленарное заседание Петербургского международного экономического форума

17 июня 2016 года 16:20 Санкт-Петербург

Выступление на пленарном заседании XX Петербургского международного экономического форума

В сессии также приняли участие Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и Председатель Совета министров Италии Маттео Ренци.

* * *

Ф.Закария (как переведено): Дамы и господа!

Благодарю вас за ваше терпение. Хотел бы поприветствовать вас на этой важной сессии Санкт-Петербургского международного экономического форума.

Как вам известно, у нас необычное пленарное заседание и необычный президиум. Я не буду тратить время понапрасну и приглашу участников: Президент Российской Федерации Владимир Путин, Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и Премьер-министр Италии Маттео Ренци.

В.Путин: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Очень рад приветствовать всех вас на двадцатом экономическом форуме в Петербурге.

И в начале, глядя в этот зал, не могу не вспомнить, как начинались форумы подобного рода. Не могу не вспомнить, что его инициатором был первый мэр этого города Анатолий Александрович Собчак. И с тех пор прошло уже 20 лет, больше 20 лет. Начинался он как региональный форум, хотя мы тогда организовывали его силами городской администрации, но сегодня он превратился в важную площадку, где можно встретиться, поговорить о проблемах, обменяться мнениями.

Прежде всего хотел бы поблагодарить руководителей международных организаций, лидеров государств, авторитетных политических деятелей, представителей бизнеса, которые откликнулись на наше приглашение.

Петербургский форум традиционно служит площадкой для обсуждения стратегических вопросов и проблем. Такой разговор тем более важен сегодня, когда мир переживает серьёзную трансформацию, когда глубокие изменения затрагивают практически все сферы жизни.

Хочу воспользоваться этой трибуной, чтобы поделиться и своими оценками и соображениями, рассказать о том, какой мы видим Россию в меняющемся мире. И начать хотел бы с тех системных проблем, с которыми сталкивается глобальная экономика и практически все страны.

Да, после кризиса 2008–2009 годов удалось отчасти свести финансовые балансы, ограничить, хотя и не преодолеть проблему роста долга, сделать более прозрачными и управляемыми денежные потоки.

Однако структурные проблемы, накопленные в глобальной экономике, сохраняются. Перезапустить рост пока не удаётся.

Кстати, с экономической неопределённостью, исчерпанием прежних источников роста в известной степени связана и нынешняя геополитическая напряжённость. Есть риск, что она может усилиться, даже искусственно провоцироваться. В наших общих интересах найти созидательный, конструктивный выход из этой ситуации.

Ведущие страны мира ищут источники роста, и ищут в использовании, в капитализации колоссального технологического потенциала, который уже имеется и продолжает формироваться прежде всего в цифровых и промышленных технологиях, робототехнике, энергетике, биотехнологиях и медицине, в других сферах. Открытия в этих областях способны привести к настоящей технологической революции, к взрывному росту производительности труда. Это уже происходит и неизбежно произойдёт: неизбежно произойдёт реструктуризация целых отраслей, обесценятся многие производства и активы, изменится спрос на профессии и компетенции, обострится и конкуренция как на традиционных, так и на формирующихся рынках.

Собственно, уже сегодня мы видим попытки закрепить за собой или даже монополизировать выгоду от технологий нового поколения. Отсюда, как мне думается, и создание замкнутых регуляторных пространств с барьерами для перетока прорывных технологий в другие регионы мира с достаточно жёстким контролем над кооперационными цепочками для максимального извлечения технологической ренты. Мы дискутировали с коллегами, некоторые говорят, что это возможно. Я думаю, что нет. На какое‑то время можно сдержать распространение тех или иных технологий, но в современном мире удержать это в замкнутом пространстве, даже достаточно большом географически, невозможно. Это может привести к тому, эти попытки, что и сфера фундаментальной науки, открытая сегодня для обмена знаниями и информацией для совместных проектов, также может закрыться, и здесь тоже вырастут разделительные барьеры.

Вместе с тем масштаб технологических, экономических задач и объективно складывающаяся ситуация сегодня – всё это имеет такой масштаб и такой характер, что развиваться эффективно можно только вместе, выстраивая кооперационные связи. Мы считаем, что такая кооперация может эффективно строиться в рамках гибких и открытых интеграционных структур, которые поощряют конкуренцию в научном поиске, многообразие технических решений, позволяют странам-участникам в полной мере реализовать свои компетенции и свой потенциал. В 2011 году вместе с Белоруссией, Казахстаном, опираясь на плотную сеть кооперационных связей, доставшихся нам ещё от Советского Союза, мы сформировали общее таможенное пространство, затем создали Евразийский экономический союз. Инициатор этого проекта находится в этом зале, на трибуне. Это Президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев.

Мы последовательно углубляем нашу интеграцию, убираем барьеры на пути развития торговли, движения инвестиций, технологий, рабочей силы. Уже сейчас реализуется программа технологической, промышленной кооперации, поэтапно формируем единый рынок услуг. К 2025 году будет создан единый рынок энергетики и углеводородов, финансовый рынок.

Видим большие перспективы во взаимодействии Евразийского экономического союза с другими странами и интеграционными объединениями. Кстати, желание создать зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом выразили уже более 40 государств и международных организаций. Мы с нашими партнёрами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура. В рамках такого контура мы в том числе сможем решать крупные технологические задачи, мотивировать и вовлекать в процесс технологического развития новых участников. Мы совсем недавно в Астане обсуждали это и предлагаем подумать о создании большого Евразийского партнёрства с участием Евразийского экономического союза, а также стран, с которыми у нас уже сложились тесные отношения: Китай, Индия, Пакистан, Иран. И конечно, имею в виду наших партнёров по СНГ, других заинтересованных государств и объединений.

Начать можно было бы с упрощения и унификации регулирования в области отраслевого сотрудничества и инвестиций, а также нетарифных мер технического, фитосанитарного регулирования, таможенного администрирования, защиты прав интеллектуальной собственности, в дальнейшем постепенно двигаться к снижению, а затем и отмене тарифных ограничений.

Мы могли бы опереться на целую сеть двусторонних и многосторонних торговых соглашений с разной глубиной, скоростью и уровнем взаимодействия, открытостью рынка, в зависимости от готовности той или иной национальной экономики к такой совместной работе, на договорённостях о совместных проектах в области науки, образования, высоких технологий. Все эти соглашения должны быть нацелены в будущее, создавать основу для совместного гармоничного развития на базе эффективной и равноправной кооперации.

Уже в июне с нашими китайскими коллегами мы планируем дать официальный старт переговорам о создании всеобъемлющего торгово-экономического партнёрства в Евразии с участием государств Европейского экономического союза и Китая. Рассчитываю, что это станет одним из первых шагов к формированию большого евразийского партнёрства. Обязательно вернёмся к обсуждению этого масштабного проекта на Восточном экономическом форуме, который состоится в начале сентября во Владивостоке, и, пользуясь случаем, уважаемые коллеги, я всех вас приглашаю принять в нём участие.

Дорогие друзья, проект, о котором я только что сказал, проект «большой Евразии», открыт, безусловно, и для Европы, и уверен, такое взаимодействие может быть взаимовыгодным. Европейский союз, несмотря на все проблемы в наших отношениях, известные проблемы, остаётся ключевым торгово-экономическим партнёром России. Это наш ближайший сосед, и нам, конечно же, не безразлично, что происходит и у наших соседей, в европейских странах и в европейской экономике.

Для ЕС вызов технологической революции и структурных изменений стоит не менее остро, чем для России. Также хорошо понимаю наших европейских партнёров, которые говорят о непростых решениях для Европы в ходе переговоров по созданию трансатлантического партнёрства. Очевидно, что Европа обладает громадным потенциалом, и ставка лишь на одно региональное объединение явно сужает её возможности. В такой ситуации трудно удержать баланс и сохранить пространство для выгодного для Европы манёвра.

Как показали в том числе недавние встречи с представителями немецких и французских деловых кругов, европейский бизнес хочет и готов сотрудничать с нашей страной. Политикам нужно пойти навстречу бизнесу, проявить мудрость, дальновидность и гибкость. Нам нужно вернуть доверие в российско-европейские отношения и восстановить уровень взаимодействия.

Мы помним, с чего всё началось. Россия не была инициатором сегодняшнего развала, разлада и проблем, введения санкций. Все наши действия были и остаются исключительно ответными. Но мы, что называется, как у нас в народе говорят, зла не держим и готовы идти навстречу нашим европейским партнёрам. Но это, безусловно, не может быть игрой в одни ворота.

Повторю, мы заинтересованы в том, чтобы европейцы подключились к проекту большого евразийского партнёрства. В этой связи приветствуем инициативу Президента Казахстана о проведении консультаций между Евразийским экономическим союзом и ЕС. Вчера мы обсуждали этот вопрос на встрече и с председателем Еврокомиссии.

Кроме того, в качестве первого встречного шага можно было бы возобновить диалог на техническом уровне между экспертами по широкому кругу вопросов. Это торговля, инвестиции, техрегулирование, таможенное администрирование. Таким образом, мы сможем наработать базу для дальнейшего сотрудничества и взаимодействия.

И конечно, считаем важным продолжить сотрудничество в рамках крупных научных проектов, таких как термоядерный реактор ITER, рентгеновский лазер на свободных электронах и целый ряд других. Совместные усилия позволят нам серьёзно повысить технологическую конкурентоспособность как Европы, так и России. Достаточно сказать, что в 2015 году Россия вложила в совместные с Европой высокотехнологичные проекты 1 миллиард 200 миллионов евро.

Уважаемые коллеги! Формируя Стратегию экономического развития России, мы, конечно же, учитываем тенденции, которые происходят в мире, и намерены использовать глобальные технологические сдвиги, формирование новых рынков, возможности интеграции и кооперации в интересах собственного развития.

Россия смогла решить наиболее острые текущие проблемы в экономике. Уже в ближайшей перспективе рассчитываем на возобновление роста. Мы сохранили резервы, существенно сократился отток капитала: по сравнению с первым кварталом 2015 года в пять раз. Снижается и инфляция. Если взять месяц к месяцу, за предыдущий период между, скажем, 2015-м и 2014 годами, то, скажем, если взять 2016-й и 2015-й – в два раза практически инфляция сократилась. Считаю, что уровень инфляции в 4–5 процентов достижим уже в среднесрочной перспективе.

Кроме того, необходимо постепенно снижать бюджетный дефицит, зависимость бюджета от поступлений углеводородного сырья и другого сырья, в том числе в ближайшие 5–7 лет надо как минимум вдвое сократить ненефтегазовый дефицит.

Уверен, что Правительство и Центральный банк России продолжат взвешенную и ответственную работу по обеспечению макроэкономической стабильности. Мы ставим перед собой задачу выйти на темпы роста экономики не менее чем 4 процента в год. Да, конечно, я помню, о чём мы говорили предыдущие годы. Сегодня мы говорим о более скромных цифрах. Это не столь высокие ориентиры, которые мы обозначили ещё несколько лет назад, но, повторю, ситуация изменилась не только для России – для всей глобальной экономики. Текущее замедление роста – это общемировая тенденция.

Важнейший фактор, который предопределяет общую конкурентоспособность экономики, динамику рынков, ускорение роста ВВП, повышение заработной платы, – это производительность труда. Нам необходим рост производительности труда на крупных и средних предприятиях: в промышленности, в строительстве, на транспорте и в сельском хозяйстве – не менее чем 5 процентов в год. Кажется, что это очень трудная или даже невыполнимая задача, если посмотреть, что у нас происходит с этим сегодня. Вместе с тем примеры многих предприятий, да и целых отраслей производства, таких как авиапром, химпром, фарминдустрия, сельское хозяйство, показывают, что эта задача абсолютно реализуемая, реальная. Будем так настраивать законодательство, налоговые регуляторы, технические стандарты, чтобы компании были заинтересованы повышать производительность труда, внедрять трудо- и энергосберегающие технологии. При этом предприятия, которые готовы и хотят решать такие задачи, должны получить широкий доступ к финансовым ресурсам, в том числе через механизмы институтов развития, таких как Внешэкономбанк и Фонд развития промышленности.

С ростом производительности неэффективная занятость будет неизбежно сокращаться, а это значит, нам нужно существенно повысить гибкость рынка труда, предложить людям новые возможности. Мы сможем решить эту задачу, в первую очередь создавая новые рабочие места в малом и среднем бизнесе. Численность работников (это очень важно, что я сейчас скажу), занятых в малом и среднем бизнесе, с сегодняшних 18 миллионов человек должна возрасти как минимум на 1,4 миллиона человек к 2020 году и более чем на 3 миллиона – к 2025-му. Будет непросто наращивать поддержку малого и среднего бизнеса, а последовательно формировать целые ниши для его работы, наверное, будет ещё труднее. Но это нужно, придётся сделать.

В этом направлении сделан уже важный шаг, есть первые результаты. Так, резко возрос объём заказов для малого и среднего бизнеса со стороны крупных компаний с госучастием. По итогам года – и это, считаю, безусловно, успех Правительства ­– крупные компании разместят заказов для малого и среднего бизнеса на 1 триллион рублей. По сравнению с прошлым годом рост почти в девять раз.

Ещё одна ниша для малого и среднего бизнеса – это высокотехнологичная сфера, создание условий для тех небольших компаний, которые реализуют стартапы, выходят на рынок с прорывной продукцией. И, наконец, ёмкая ниша – это сервис, развитие сферы бытовых услуг, а по сути создание комфортной, благоприятной среды для жизни людей в городах и посёлках России.

Уже в июле корпорация по развитию малого и среднего бизнеса запускает бесплатный электронный сервис – бизнес-навигатор, в котором будет содержаться информация о том, где, в каком регионе есть перспективные площадки для открытия своего дела, какая продукция и услуги востребованы, какую финансовую, имущественную поддержку может получить предприниматель. Правительство уже начало целенаправленную работу по содействию экспорту, создан Российский экспортный центр. Необходимо двигаться дальше, отталкиваясь от достигнутых результатов, формировать систему поддержки экспортно ориентированных компаний. Она должна охватывать весь цикл: от проведения НИОКР, экспортного финансирования до помощи в сертификации, маркетинге, организации сервисного обслуживания и закрепления компаний на внешних рынках.

Добавлю, что наша программа импортозамещения также нацелена на создание продукции, конкурентной на мировом рынке, и в этом смысле, хотел бы тоже это подчеркнуть, импортозамещение – это важный этап для наращивания несырьевого экспорта, для встраивания наших компаний в глобальные производственные и технологические альянсы. И не на вторых ролях, а в качестве сильных, эффективных партнёров.

Уважаемые друзья, мы продолжим дальнейшую либерализацию и улучшение делового климата. Знаю, что на площадках форума об этом много говорилось вчера и сегодня. Будем решать системные проблемы, которых ещё достаточно. Речь идёт о том, чтобы повысить прозрачность, выравнивать отношения государственных структур и бизнеса. Эти отношения должны строиться на понимании и взаимной ответственности, строгом выполнении и следовании законам, на уважении к интересам государства и общества, безусловной ценности института частной собственности.

Нужно кардинально снизить возможности для незаконного уголовного преследования. Более того, представители силовых структур должны нести персональную ответственность за неоправданные действия, которые привели к разрушению бизнеса. Считаю, что эта ответственность может быть и уголовной.

Понимаю, что это очень тонкая вещь, мы не можем и не должны связывать по рукам и ногам работу правоохранительных органов. Однако здесь, безусловно, нужен баланс, жёсткий барьер для любого злоупотребления полномочиями и властью. Руководству Прокуратуры, Следственного комитета, Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности нужно постоянно отслеживать ситуацию на местах, при необходимости принимать меры по совершенствованию законодательства.

Я прошу рабочую группу по вопросам правоприменения в сфере предпринимательства, которую возглавляет глава Администрации Президента Сергей Борисович Иванов, также сосредоточиться на этих вопросах. Добавлю, что уже внёс в парламент пакет законопроектов, подготовленных рабочей группой, они направлены на гуманизацию так называемых экономических статей. Одновременно важно гарантировать право бизнеса и всех граждан на справедливую и беспристрастную судебную защиту.

Отечественное судебное сообщество за последнее время уже многое сделало для улучшения качества правосудия. Позитивную роль в обеспечении единства правоприменения сыграло и объединение Верховного и Высшего Арбитражного судов. Считаю, что нужно и дальше двигаться в сторону повышения ответственности судей, большей прозрачности судопроизводства. Важнейшая роль в создании благоприятных условий для ведения бизнеса, принадлежит, безусловно, регионам Российской Федерации.

Сегодня утром уже, я знаю, это обсуждалось на площадках форума, были объявлены результаты ежегодного национального рейтинга инвестиционного климата. Я хочу присоединиться к поздравлениям победителей и напомню: это Татарстан, Белгородская, Калужская области. Отмечу также значительный прогресс Тульской области, Владимирской, Тюменской, Кировской, Липецкой, Орловской областей и города Москвы.

Но на что бы в этой связи хотел обратить внимание? Судя по результатам, у нас уже сформировалось ядро лидеров, которые традиционно занимают верхние строчки рейтинга. Естественно, возникает вопрос: а где остальные? Я прошу Правительство совместно с деловыми сообществами подумать о дополнительных механизмах поощрения лучших региональных управленческих команд. И напротив, будем принимать серьёзные меры, вплоть до кадровых решений, в отношении тех руководителей регионов, которые не понимают, что поддержка бизнеса – это важнейший ресурс развития региона и всей страны. Хочу, чтобы меня услышали мои коллеги в регионах, прежде всего руководители. Мы обязательно проведём серьёзный анализ того, что в этой сфере происходит в каждом из регионов Российской Федерации, и проведём осенью этого года серьёзный разговор на эту тему.

Уважаемые дамы и господа! Уже говорил об участии России в международной научной кооперации, в частности с европейскими странами. К этому нужно добавить наш серьёзный фундаментальный задел в физике, математике, химии. Недавно, вы знаете, мы чествовали учёных – лауреатов Государственной премии, которые совершили настоящие прорывы в области биологии, генетики, медицины. Добавлю, что именно российские микробиологи, например, разработали наиболее эффективную вакцину против лихорадки Эбола. Отечественные компании готовят к выходу на рынок целую линейку беспилотных транспортных средств, работают над системами распределения и накопления энергии, цифровой морской навигации. Мы практически сформировали систему управления технологическим развитием. О чём идёт речь и что бы я в этой связи хотел сказать?

Первое. Недавно созданное Агентство по технологическому развитию будет содействовать внедрению уже существующих передовых разработок в реальное производство, оказывать содействие в организации совместных предприятий с зарубежными партнёрами.

Второе. С 2019 года заработает ещё один механизм. Для крупных предприятий обязательным на уровне закона станет требование использования наилучших доступных технологий, отвечающих самым строгим экологическим стандартам. Это, надеюсь, будет серьёзным стимулом для модернизации промышленности. Во многих странах-соседях такие нормы давно введены. Мы переносили сроки, имея в виду непростую ситуацию в реальном секторе экономики, но переносить бесконечно невозможно. Коллеги наши из бизнеса, из промышленности знают об этом и должны быть к этому готовы.

И, наконец, третье. В рамках Национальной технологический инициативы уже идёт работа по проектам завтрашнего дня, по тем технологиям, которые создадут принципиально новые рынки через 10–20 лет. Я прошу Правительство ускорить снятие административных, законодательных и иных барьеров, которые препятствуют формированию рынков будущего. Очень важно подкрепить процесс технологического развития финансовыми ресурсами, поэтому ключевой задачей обновлённого Внешэкономбанка, безусловно, станет поддержка долгосрочных проектов, привлекательных проектов именно в этой, высокотехнологичной, сфере.

Мы прекрасно понимаем, что технологии создаёт и использует человек. Именно талант исследователя, квалификация инженеров и рабочих являются важнейшим условием конкурентоспособности экономики и страны в целом. Поэтому считаю образование самым главным, на что мы должны обратить внимание в ближайшие годы.

Сейчас мы наблюдаем настоящее возрождение интереса нашей молодёжи к инженерным специальностям, естественнонаучным дисциплинам. Кстати, Россия уже вышла на ведущие позиции в мире по числу студентов, которые обучаются инженерным профессиям. Важно, что одновременно повышается и качество подготовки кадров, укрепляются связи университетов и колледжей с реальной экономикой, как с государственным, так и частным сектором, а значит, растёт и востребованность будущих специалистов.

Продолжим обновление материальной базы образовательных учреждений, реализацию программ повышения квалификации преподавателей и, конечно, совместно с работодателями будем совершенствовать само содержание высшего и среднего профессионального образования, прежде всего основываясь на современных обновлённых профессиональных стандартах, активно будем использовать опыт, полученный и в совместной работе с международным движением WorldSkills.

Начиная со школьного и дополнительного образования, мы создаём условия, чтобы дети во всех регионах страны могли реализовывать технические и научные проекты, с детства приучались к командной творческой работе. Эти навыки необходимы современному специалисту практически в любой сфере.

Уважаемые коллеги, очевидно, что задачи, которые стоят перед нами, требуют и новых подходов к управлению развитием, и здесь мы намерены активно использовать проектный принцип. Уже в ближайшее время будет создан совет при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Ваш покорный слуга возглавит его, а президиумом Совета будет руководить Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев.

Совет займётся ключевыми проектами, которые направлены на структурные изменения в экономике и социальной сфере, на повышение темпов роста, в том числе это те проекты, о которых сегодня уже говорил: повышение производительности труда, деловой климат, содействие малому и среднему бизнесу, поддержка экспорта и ряд других.

Эти проекты являются сквозными, затрагивают различные отрасли экономики и социальной сферы, выходят далеко за пределы компетенции одного ведомства и требуют активного участия регионов и муниципалитетов. Одновременно в государственных программах социальной направленности, таких как здравоохранение, образование, жильё, будет выделена проектная часть с чётким указанием, на какие результаты мы планируем выйти к 2020-му и к 2025 году и за счёт каких конкретно мер эти результаты должны быть достигнуты.

К середине следующего десятилетия, уважаемые друзья, мир, совершенно очевидно, будет совершенно другим. Не замечать, игнорировать происходящие процессы – значит оказаться на обочине развития. А чтобы быть лидерами, нужно самим формировать эти изменения.

Санкт-Петербург уже в двадцатый раз встречает гостей экономического форума. Россия за эти годы прошла огромный путь, продемонстрировала свою способность отвечать на вызовы времени, а в чём‑то и опережать его, сохраняя нашу самобытность и духовные корни, что, я считаю, чрезвычайно важно. Мы с уверенностью смотрим вперёд и связываем своё будущее, свой успех с открытостью для мира, с широким сотрудничеством в интересах развития.

Я убеждён, уважаемые коллеги, друзья, дамы и господа, вы такой подход разделяете, и мы, безусловно, этим очень дорожим и приглашаем вас к совместной работе.

Спасибо за внимание.

Ф.Закария: Большое спасибо, господин Президент.

Хотел бы передать слово Президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву.

Н.Назарбаев: Уважаемый господин Президент России, Председатель Ренци, участники форума, дамы и господа!

Прежде всего хотел бы искренне поблагодарить Президента России Владимира Владимировича Путина за приглашение участвовать в Петербургском экономическом форуме. Я в третий раз участвую в этом форуме. Он стал одной из ведущих глобальных диалоговых площадок политиков и бизнеса.

Уважаемые друзья! Восемь лет мир живёт в условиях неутихающих волн глобального кризиса. Даже самые сдержанные прогнозы по росту мировой экономики чаще всего не оправдываются. Экспертные оценки на ближайшие годы относительно роста глобальной экономики постоянно снижаются. На 2016 год прогнозируется рекордная сумма оттока капитала с развивающихся рынков – до 450 миллиардов долларов. В то же время приток капитала в развитые экономики также не гарантирует их дополнительного роста. Падение цен на сырьё заметно снизило доходы всех стран-экспортёров, но при этом усилилось дефляционное давление в странах-импортёрах. Доходность абсолютно всех добывающих компаний быстро сокращается. В проигрыше в результате оказались все. У правительств и в центральных банках становится меньше возможностей для оживления экономической активности, складывается риск повсеместного снижения качества жизни, в том числе среднего класса в развитых странах мира. Эта тенденция становится причиной роста социальной конфликтности в мире. Мы наблюдаем это сегодня по всему миру: на западе и на востоке, на севере и на юге.

В условиях ухудшения экономической и политической ситуации мир столкнулся с неконтролируемой внешней миграцией. По оценкам различных международных структур, совокупная численность мигрантов, спасающихся от нищеты и конфликтов, колеблется от 40 до 60 миллионов человек. Корень нынешних проблем в глобальной экономике я вижу прежде всего в ряде факторов. Один из них связан с тем, что мир, прежде всего международные финансовые институты, не извлекли своевременных уроков из начальных этапов глобального кризиса. Разговоры о реформе международной финансовой системы так и остаются лишь разговорами. Соблазн получать прибыль от бесконечного надувания новых финансовых пузырей взамен лопнувших остаётся в силе.

Сейчас наметилась тенденция винить во всех бедах интеграцию и глобализацию. Призывы строить высокие стены на границах слышны повсюду. Но если разобраться объективно, то глобальная экономика страдает не от избытка интеграции, а наоборот, её недостатка.

Во‑первых, многие интеграционные межгосударственные надстройки забюрократизировались настолько, что стали барьером для национальных экономик. Именно этот бюрократизм усиливает антиинтеграционизм в Европе, Америке и в Азии. Нашему Евразийскому экономическому союзу как самому молодому межгосударственному объединению надо учитывать этот риск. Дезинтеграция и экономический изоляционизм не решат ни одной внутренней проблемы. Это будет лишь самообман. Евразийский экономический союз заинтересован в эффективном, стабильном Европейском союзе, с которым желает тесно сотрудничать. Точно так же объединённой Европе выгодно конструктивное сотрудничество с нашим интеграционным объединением.

Во‑вторых, фактом остаётся деиндустриализация части национальных экономик стран – участниц таких объединений и не всегда справедливое распределение труда между странами. В том, что касается взаимовыгодного экономического взаимодействия отдельных государств с соседями, не входящими в то или иное интеграционное объединение, были возведены новые, непроходимые барьеры. К числу их относятся усиливающиеся запреты на обмен технологиями, действуют различные придуманные в кабинетах односторонние стандарты, они ограничивают прямые инвестиции, не санкционированные бюрократической настройкой. Это ещё один урок, который нам жизненно важно учесть в развитии Евразийского экономического союза.

В‑третьих, высокая динамика мировой экономики, вплотную подошедшей к четвёртой индустриальной революции, поставила вопрос об интеграции интеграций; сопряжение экономических пространств Европейского союза, Европейского экономического союза имеет большой потенциал для рывка в развитии всей «большой Евразии» и мира в целом.

Я был и остаюсь твёрдым сторонником такого процесса, постоянно поднимая этот вопрос на всех встречах с нашими европейскими партнёрами. Выражаю надежду, что участие в этом форуме многих крупнейших руководителей компаний Европы и участие вчера господина Жан-Клода Юнкера приблизит начало прямого диалога между ЕС, Европейским экономическим союзом. Будучи в Брюсселе в этом году, я говорил о том, чтобы провести совместный форум, Евразийский экономический союз и Европейский союз, чтобы, собрав экспертов, учёных и бизнесменов, разъяснить суть, наконец, что мы за объединения создали.

Владимир Владимирович в своём выступлении уже с себя ответственность снял, сказав, что Назарбаев – инициатор, чтобы не говорили, что Россия собирает какой‑то союз. Так что, можно говорить о том, что Казахстан, наверное, собирает такой союз? Это смешно.

Огромные перспективы имеет формирование общих точек экономического роста между Евразийским экономическим союзом и «Экономическим поясом Великого Шёлкового пути».

Другой важный проект – тесное взаимодействие ЕС с АСЕАН. В этом плане мы приветствуем и поддерживаем инициативы России.

Мы все знаем сегодня о создании Тихоокеанского трансатлантического экономического пространства. Речь идёт о трансатлантическом союзе. У нас есть Евразийский экономический союз, Шанхайская организация сотрудничества. В июне в Ташкенте мы соберёмся на очередное заседание Форума ШОС, где примем в организации Индию и Пакистан, на очереди – Иран.

Таким образом, эта организация с количеством жителей 3 миллиарда человек становится огромной силой. Разве не выгодно сотрудничать с такой организацией всем? Я убеждён, что интеграция интеграцией, и, таким образом, что получается? Тихоокеанский блок, Атлантический блок, здесь блок, а где же ВТО? А где глобализация? То есть всё это противоречит глобальному развитию.

Интеграция интеграций избавит мир от повторения таких аналогов, когда отдельные страны оказались перед искусственным выбором: с кем и как им ассоциироваться и сотрудничать? Считаю важным в первую очередь выработать взаимоприемлемые принципы, на основе которых будет строиться взаимодействие наших интеграций. Центральным, на мой взгляд, должен быть абсолютный приоритет экономического прагматизма над любыми проявлениями политической конъюнктуры.

Ситуация, когда экономику хотят сделать падчерицей политики, региональных и глобальных амбиций, на мой взгляд, противоестественна в XXI веке. На примере взаимных санкций мы в этом наглядно убеждаемся: они существенно осложняют развитие глобальной экономики, негативно влияют на развивающиеся рынки, формально остающиеся вне их юрисдикций. В интеграции интеграций я вижу реальную альтернативу попыткам растаскивания мира по отдельным узким зонам торговых преференций. В этом плане также важно не снижать, а повышать роль и значение Всемирной торговой организации. Всё это будет способствовать росту глобальной торговли, научно-технологическому обмену.

Уважаемые дамы и господа! В нынешних сложных условиях многократно увеличивается значимость не только глобальных или региональных, но и национальных ответов на текущие вызовы. Сейчас Казахстан реализует модель развития экономики и общества в условиях новой глобальной реальности. Думаю, что она идёт успешно. Второй год мы ведём работу по выполнению предложенного мною «Плана нации» – 100 конкретных шагов по пяти институциональным реформам, которые выведут Казахстан на совершенно новый уровень управления. На его основе формируется современный профессиональный государственный аппарат – это первое.

Второе – обеспечение верховенства законов.

Третье – политика индустриализации экономического роста, объединение казахстанской нации и открытое, подотчётное перед обществом правительство.

В начале года было объявлено, что за прошлый год принято 60 законов и 400 подзаконных актов. Программа с 1 января действует.

Расширяется транспарентность, подотчётность государства гражданам. Принятые законы мы начали осуществлять. Она внедрила в экономику и государственное управление, правосудие ряд высоких стандартов стран ОЭСР. Мы определили своей важнейшей задачей формирование новых драйверов роста национальной экономики. По всей стране осуществляются проекты второй пятилетки индустриализации. За шесть лет форсированного индустриального развития в стране построены тысячи новых предприятий, создано 1,5 миллиона новых рабочих мест и создано 450 [видов] совершенно новой продукции, которой у нас не было. Реализуется государственная инфраструктурная программа «Нурлы жол» в сопряжении с проектом строительства пояса Великого Шёлкового пути, который мы поддерживаем, и наша программа является продолжением.

И хочу объяснить. Поддерживать малый и средний бизнес. Мы планируем, с учётом опыта стран ОЭСР, сократить долю государства в экономике до 15 процентов, провести широкую приватизацию в стране. Важные экономические задачи связаны с укреплением рыночных институтов, ростом производительности труда, благоприятными условиями для внешних инвестиций. Мы также активно инвестируем в развитие человеческого капитала. В предстоящем десятилетии будет сформирована принципиально новая модель развития Казахстана. Она обеспечит достижение нашей стратегической цели к середине XXI века – войти в 30 развитых стран мира.

В этом году, как и другие страны СНГ, Казахстан будет отмечать 25-летие своей независимости. Четверть столетия стала для нас целой исторической эпохой. Начав с развалившейся, бесперспективной экономики, с ВВП на душу населения 400 долларов, экономику мы смогли вырастить в 22 раза, закончили 2014 год с ВВП на душу населения 13,5 тысячи долларов, вошли в среду среднеразвитых государств. Из «терра инкогнита» мы стали страной с высокой динамикой развития, вошедшей в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира. Бедность с 46 процентов снизилась до менее 3 процентов. Два с половиной десятилетия назад у государства не было средств, чтобы выплачивать людям зарплату и пенсии. Сегодня объём международных резервов

Читайте также