ЖИЗНЬ ПОСЛЕ НЕФТИ



ЖИЗНЬ ПОСЛЕ НЕФТИ

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ НЕФТИ

В рамках ПМЭФ 2016 Сбербанк провел деловой завтрак. В мероприятии приняли участие крупнейшие представители бизнеса. Модератором встречи выступил президент банка Герман Греф.

Нефтяной суперцикл, благодаря которому страны — экспортеры сырья смогли значительно улучшить уровень жизни и накопить резервы, закончился. И, скорее всего, этот цикл был последним. Нефтеемкость мирового ВВП непрерывно сокращается. Возобновляемые источники стали главным трендом мировой энергетики. Электромобили и гибриды начали атаку на главного потребителя нефти — автомобильную индустрию. В условиях возможного длительного периода низких цен на нефть ясно, что российской экономике придется измениться, ведь потенциал роста снизился до 1,5—2% в год. Стимулирование инноваций превращается из возможной развилки в необходимость.

Модератор мероприятия Герман Греф отметил, что тема сегодняшней дискуссии является основополагающей. Ключевые вопросы: где нефть, где мы и что нам делать?

В России более 25% ВВП формируется за счет нефти. На сегодня превалируют две точки зрения по ситуации на нефтяном рынке: нефтяная жизнь будет продолжаться вечно; альтернативные технологии появятся к 2030 году и заменят нефть.

Насколько Россия готова к различным сценариям развития событий в энергетическом секторе? Что необходимо делать для того, чтобы в этой ситуации обеспечить экономическое развитие страны?

Китай планирует к 2050 году иметь 50% городского общественного транспорта на электротяге, а мы пытаемся ухватить за хвост уходящую нефтяную эпоху.

Министр энергетики России Александр Новак считает, что углеводородная экономика до 2040 года будет играть ключевую роль в энергопотреблении в мире. Сегодня в мире 1,3 млрд автомобилей, но только 0,08 % из них — электромобили.

Мы видим все эти проблемы и предусматриваем их решение в своих стратегиях. В использовании батарей за последние годы ничего существенно нового не произошло.

По мнению главного исполнительного директора Royal Dutch Shell Бен ван Бердена, и после 2050 года мы будем жить с нефтью. Одновременно мы будем использовать природный газ. Причем природный газ растет в два раза быстрее нефти, а сжиженный природный газ растет в два раза быстрее природного газа. Нужно инвестировать в возобновляемые источники энергии (ВИЭ — биотопливо, солнце, ветер), но природный газ все равно будет играть ключевую роль. Мы будем продолжать инвестировать в Россию, но инвестировать с учетом экономического смысла. Доля ВИЭ в общем балансе — 4%, в т. ч. 3% — гидроэнергия и 1% — солнце и ветер. Весь энергосектор мира требует ежегодно 1,0 трлн долларов инвестиций.

Главный исполнительный директор французской нефтегазовой корпорации Total Патрик Пуянне отметил, что возобновляемые источники энергии мы рассматриваем в производственных цепочках и инвестируем в разработку и производство батарей. Также инвестируем в солнечную энергетику около 1,5 млрд долларов. Только через гибридный микс мы сможем перейти к следующему энергетическому укладу.

Заместитель Председателя Правительства России Аркадий Дворкович считает, что надо дождаться новых дешевых технологий. Это более рациональный подход.

В ходе дискуссии Министр финансов России Антон Силуанов призвал перестать угадывать цену на нефть. Этим мы сами себе создаем проблемы. И это наша ошибка, что мы так сильно зависим от цены на нефть. Надо ориентироваться на цену в 40—50 долларов США и вести жесткую финансовую политику с учетом себестоимости добычи и стимулирования нефтяников по инвестированию в сопутствующие производства (химия, нефтехимия). Надо обезопасить экономику России от колебаний нефтяных цен.

Алексей Улюкаев, Министр экономического развития России, предложил выстроить правильную и качественную систему государственного управления и иметь не «бюджетное правило», а правильный и защищенный бюджет. Налоговые изыски надо прекратить и обеспечить стабильную работу нефтяного и банковского секторов. «Разруха… в головах. Мы инвестируем в проекты, которые не повышают доходную базу, а увеличивают расходные обязательства», — заключил он.

Геннадий Зюганов, председатель фракции КПРФ, озвучил главные опасности для России. Первая — это системный кризис в мире, который продолжается. Обычно такие кризисы заканчиваются войнами. Вторая опасность — глубокое социальное расслоение общества. 72% людей живут на 15,0 тыс. рублей в месяц и менее. Третья — экологическая обстановка. Качество жизни населения не улучшается, а 35,0 трлн рублей лежат в фондах без всякой отдачи.

Советник Президента России Сергей Глазьев отметил, что мы живем в эпоху крупных структурных перемен и перехода к новому технологическому укладу. Экономика страны переживает сложный переходный период и смену лидеров. Многократно увеличиваются различные риски. Задача макрорегуляторов — обеспечить стабильность в экономике. Центральный банк должен оградить нас от зависимости колебания курса валюты, связанного с изменением цены на нефть. Этим пользуются спекулянты в своих интересах. Ждать, когда подешевеют новые технологии, нельзя. Если мы сами не видим их актуальность, то в этот сектор мы уже никогда не войдем, так как цена входа постоянно растет. Секрет технологического успеха заключается в том, чтобы найти точки роста на начальной стадии нового технологического уклада и в них вложиться. В результате получать сверхприбыли за счет опережающего развития в этой сфере деятельности. В балансе энергопотребления все большую долю будут занимать альтернативные и возобновляемые источники энергии. Секрет успешной экономической политики заключается в том, что государство всегда должно стремиться создавать стимулы для инвестиций и развития с использованием эффективной денежно-кредитной политики с низкой ставкой.

На мероприятии был использован новый формат: впервые за историю проведения деловых завтраков Сбербанка известные бизнесмены, губернаторы, политики разделились на «команды». За короткое время им нужно было договориться и прийти к общему решению по актуальному вопросу. У каждого из 14 круглых столов был свой модератор, который организовывал дискуссию за своим столом. Обсуждение заняло три минуты.

Вопрос, по которому был организован мозговой штурм, — «в чем главная опасность инерционного сценария для России на горизонте 10—20 лет?». Большинство участников делового завтрака выбрали следующий ответ: «увеличение разрыва (в том числе технологического) со странами-лидерами».

Читайте также